Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

No-till никто не знает

В начале февраля в Ростове-на-Дону прошла  Международная зимняя конференция Ассоциации сторонников прямого посева. Она собрала более 350 участников из 20 областей России и 7 стран мира, в том числе специалистов из 13 аграрных НИИ.

В рамках конференции было подписано два соглашения о научно-техническом сотрудничестве. Первое – между Ассоциацией сторонников прямого посева и Крымским федеральным университетом им. В.И. Вернадского. Второе – между Ассоциацией сторонников прямого посева и Всероссийским НИИ химических средств защиты растений.

«Сегодня в этом зале собрались люди, которые думают не только о сегодняшнем дне, но и о завтрашнем. Это соглашение даст возможность выйти на новый уровень внедрения технологии прямого посева в науку», – заявил первый заместитель директора института Роман Федорович Байбеков.

Международная зимняя конференция Ассоциации сторонников прямого посева в Ростове стала местом встречи аграриев США, Швеции, Аргентины, Бразилии, Казахстана, Украины и России. Среди участников – саратовские фермеры из Самойловского, Красноармейского, Ивантеевского, Марксовского районов, руководитель ООО ГК «Агротэк» Павел Владимирович Бобров, а также сотрудники саратовского представительства компании «Август» Сергей Владимирович Зотов, руководитель группы опрыскивания и его заместитель Эдуард Федорович Боровой.

Из выступавших особенно запомнились Рик Бибер, успешный фермер из Южной Дакоты (США), который уже 26 лет использует технологию no-till, его земляк из Западного Канзаса, фанат покровных культур, фермер Райан Спир, представитель испанской фирмы-производителя микроудобрений органического происхождения «Агритекно» Денис Рохас, профессор Донского ГАУ Николай Андреевич Зеленский, создавший собственный информационный ресурс «Аграрум», его коллега из Ставропольского НИ ИСХ Виктор Корнеевич Дридигер и представители украинского «Агро-Союза».

Виктор Корнеевич Дридигер, доктор сельскохозяйственных наук, заместитель директора Ставропольского НИИСХ, несмотря на фундаментальность должности и звания, на прошедшей в Ростове-на-Дону конференции выступил ярым поборником нулевой технологии. В саратовской системе координат представить подобное невозможно. Ученый критиковал главным образом не десятилетиями устоявшиеся приёмы почвообработки, а подход аграриев и традиционной науки к технологии No-till. Для этого Виктор Корнеевич по пунктам обозначил острые углы обсуждаемого вопроса.

Ставропольский ученый начал с терминологии. По его словам, в России даже нет четко сформулированных понятий, в отличие от остального мира. Что такое No-till? Фактически это технология возделывания сельхозкультур без обработки почвы. Или система земледелия, при которой исключается любая обработка почвы по всем культурам в течение длительного времени (не менее четырех лет на одном месте). Посев семян производится в необработанную почву с растительными остатками. Также можно сказать, что технология, в которой обрабатывается больше пятидесяти процентов поверхности почвы, не может называться «нулевой» или даже минимальной. Система No-till включает в себя систему севооборотов, удобрений, защиту растений, борьбу с вредителями, болезнями и сорняками, эффективное использование земли, охрану почвы и так далее. Так что «нуль» – это не просто отказ от обработки почвы.

Виктор Корнеевич также конкретизировал некоторые смежные понятия. В его редакции прямой посев – это посев семян возделываемых растений в необработанную почву. А традиционная технология – это ранее рекомендованная система возделывания сельхозкультур. Не обязательно вспашка. Это может быть поверхностная или какая-либо другая обработка почвы.

По словам авангардиста от аграрной науки, нельзя встраивать No-till в существующую систему земледелия. Надо напрочь забыть все, что ранее знал об агрономии. Не стоит интерполировать новые знания на имеющийся опыт. Необходимо полностью переключаться на новое направление. Если этого не произойдет, человек никогда не станет «ноутильщиком».

Также не рекомендуется внедрять новую систему в уже существующий севооборот. Это можно делать в исключительных случаях. Причем тщательно подбираются и культуры, и их чередование. В No-till должны сменять друг друга озимые и яровые культуры, узколистные и широколистные растения, мочковая и стержневая корневые системы, культуры для теплого и холодного времени года. Обязательно следует включать в севооборот бобовые растения. Недопустимы повторные посевы озимой пшеницы по озимой пшенице или чистый пар. В острозасушливых зонах парование возможно, но исключительно химическими методами.

При формировании севооборота мы должны опираться на матрицу чередования корневой системы, типа листа и температурного режима. И уже под нее подбирать культуры. А не наоборот. То есть мы должны начинать двигаться по таблице справа налево, а не наоборот. Кроме того, увеличение в No-till-севообороте озимой пшеницы уменьшает общую эффективность.

Еще один ошибочный тезис, по мнению Виктора Корнеевича Дридигера: «Для выравнивания полей перед освоением No-till необходимо несколько лет применять минимальные и поверхностные обработки почвы». С этой целью покупаются тяжелые дисковые бороны. Эти многотонные машины, опираясь на узкий диск (рабочий орган, утрамбовывают почву так, что еще больше уплотняют плужную подошву. Причем стоят эти агрегаты недешево, через год орудие выбрасывать жалко. Приходится работать до амортизации, семь-восемь лет. И всё это время они «юзгают» по полям два раза в год. На  глубине обработки (около 15 см) почва укатывается до плотности бетона. А потом пеняют на No-till.

В переходный период правильней будет провести рыхление почвы плугами или чизелями на глубину, ниже переуплотненного горизонта. После этого поле выровнять культиваторами в агрегате с приспособлениями для выравнивания почвы или зубовыми боронами, шлейф-боронами. Некоторые хозяйства для этой цели используют разрезанные вдоль трубы диаметром 60-80 см. Таким образом выравнивание можно сделать за один год.

«Также неправы те, кто настаивает на возможности получения высокого урожая без внесения минеральных удобрений уже на ранних этапах! – продолжает негодовать Виктор Корнеевич. – На конференции американские коллеги говорили, что работают без удобрений. Но не надо забывать, что они в теме почти полвека». В России нельзя без удобрений. Девяностые годы разрушили не только экономику, но и почву. Из-за невозможности применения удобрений был израсходован весь накопленный в почве фосфор. В девяноста процентах почв страны содержание этого элемента находится на уровне естественного плодородия и ниже. Поэтому внесение удобрений крайне важно. Особенно в первые два-три года внедрения технологии.

Подходы к внесению разные. Но эффективнее вносить жидкие комплексные удобрения (КАСы). Когда мы разбрасываем селитру, она остается в растительных остатках в ожидании дождя. Но даже если он пройдет и селитра попадет в почву, ее там ждут бактерии, которые разлагают растительные остатки. Им тоже нужен азот. Поэтому из удобрения растение получает очень мало действующего вещества. Таким образом, обычные нормы внесения  азота для No-till не подходят.

Для внесения существуют разные приспособления, одно из них – модифицированные штанги опрыскивателя с точками распылы, смещенными к земле за счет дополнительных шлангов.

Но самый прогрессивный агрегат – это ликвилайзер (инъектор жидких минеральных удобрений). Его рабочие органы состоят из игольчатых дисков, которые во время движения инъекциями вносят жидкие удобрения в почву. В Краснодарском крае в единственном экземпляре он представлен в фермерском хозяйстве Стефана Стефановича Водопьянова. Эффективность замечательная! Традиционное разбрасывание ста килограммов селитры по озимой пшенице для No-till дает прибавку в пределах статистической погрешности. А внесение жидкой фракции с аналогичным содержанием действующего вещества добавляет десять центнеров с гектара.

Еще один интересный нюанс: если пшеница очень хорошо отзывается на применение удобрений, то подсолнечник ведет себя иначе. При содержании в почве фосфора более 20 мг/кг подсолнечник перестает отзываться на бОльшие дозы действующего вещества.

Это показали опыты Ставропольского НИИСХ. По их же данным, соя вообще не отзывается на применение удобрений. Надо работать с ее предшественником.

На примере СПК «Архангельский» Ставропольского края можно сказать, что правильное применение удобрений позволило избежать падения урожайности в переходный период, пусть и за счет увеличения затрат на минеральные удобрения.

Если говорить про их распределение в почве, то в технологии No-till минеральные удобрения можно вносить:

  • на глубину заделки семян с посевом (или отдельным проходом сеялки);
  • поверхностно вразброс;
  • по вегетирующим растениям.

При этом наблюдается увеличение содержания подвижного фосфора в верхнем (0-10 см) слое почвы и его уменьшение на глубине.

Отечественная агрохимия считает такое распределение удобрений вредным, что  справедливо только для традиционной технологии. Но в нулевой технологии при таком внесении растения нормально потребляют полученные элементы питания и дискомфорта не испытывают. Агрохимики «старой школы» просто не хотят изучать этот вопрос, несмотря на обилие практических данных.

Далее Виктор Корнеевич перешел к святая святых – накоплению органического вещества. По его мнению, ошибочно накапливать органику за счет сорняков в так называемом сорняковом химическом паре. Необходимо использовать растительные остатки возделываемых растений или почвопокровных культур (не путать с бинарными посевами). В качестве покровных культур можно применять донник жёлтый или белый, люцерну, редьку масличную, горчицу сарептскую и другие. Это целая наука, заслуживающая отдельного выступления. Если коротко, то задача этих посевов – не оставить почву «голой», закрыть ее от солнца и не дать развиться сорнякам.

По данным опытов Ставропольского НИИСХ,  в 2015 году лучше с этими задачами справилась редька (быстрый рост и благоприятное воздействие на структуру почвы).

В целом контроль сорняков в системе No-till обеспечивается севооборотом и применением гербицидов. В вегетирующих растениях химические меры борьбы с сорняками такие же, как в традиционной системе земледелия. Исключениями являются первые два-три года, когда возможна вспышка засоренности, в том числе и злаковыми сорняками. Это может потребовать более тщательного подбора гербицидов и баковых смесей.

Сорняки важно контролировать от уборки и до посева. Нельзя допускать зарастания полей и тем более осеменения сорных растений после уборки одной культуры и до посева следующей. Для этого следует применять гербициды сплошного действия из группы глифосатов при высоте сорняков не более 10-12 см.

Но самое страшное, что вы можете сделать, – это хотя бы один раз в ротацию под какую-либо культуру произвести обработку почвы. Сразу же нарушается её структура, разрушается созданный «дренаж», по которому впитывается влага и поступает воздух, а также в верхний слой перемещаются семена сорняков.

Фактически уничтожаются результаты многих лет работы по технологии No-till.

Кто-то совмещение различных способов обработки почвы практикует, и весьма успешно. Но к «нулю» подобная технология отношения не имеет. Необходимо понимать, что при традиционной технологии с большим количеством операций и неизбежным уплотнением почвы рыхление (плугом или другим орудием) улучшает ее свойства. Но в «нуле» если зайдем в поле с каким-либо агрегатом, мы только разрушим естественную структуру.

Также пагубно влияют попытки измельчения растительных остатков крупностебельных культур, таких как подсолнечник. Максимум, что можно себе позволить, – это легкие катки, которые лишь приминают прошлогодние стебли подсолнечника для облегчения работы сеялки.

В системе No-till сроки сева отличаются от традиционных. Весной не надо спешить с яровыми культурами. Необходимо дождаться физической спелости почвы. Не надо работать с переувлажненной почвой, так как есть риск переуплотнения. Новоиспеченному «нулёвщику» психологически тяжело наблюдать за тем, как все соседи уже отсеялись, а на его поле сыро. Но поддаваться страхам не надо.

Осенью посев озимых лучше начать на пять дней раньше, так как растительные остатки отражают солнечные лучи и  растения получают меньше тепла. Всходы появляются позже и уходят в зиму слабо развитыми. Особенно при раннем похолодании. Исследование сроков сева при «нуле» – это следующая серьезная задача для Ставропольского НИИСХ, отметил Виктор Корнеевич Дридигер.

С уборкой всё относительно ясно: для данной системы лучше всего подходят очёсывающие жатки. Плюсы давно известны: снегозадержание, максимальное накопление растительных остатков, естественное покрытие почвы для защиты от солнца. Если нет возможности работать очёсом, то можно настроить высоту среза: не менее двадцати пяти сантиметров.

Разговоры о потерях на пшенице при таком способе уборки не совсем уместны. То, что для традиционной технологии считается недопустимым, вполне возможно для системы No-till. В аргентинских сельхозпредприятиях пшеница используется в большей мере как источник растительных остатков. Они в дальнейшем обеспечивают высокий урожай экономически выгодных культур, таких как соя и кукуруза.

Еще одно правило: на поле во время уборки не заезжать. Для выгрузки зерна лучше использовать бункера-накопители, при этом обмолот вести без остановки комбайна. Данными мерами обеспечиваются максимально равномерное распределение растительных остатков, сохранность верхнего мульчирующего слоя и предотвращение переуплотнения почвы. Не забываем и про то, что комбайн в идеале должен разбрасывать солому на всю ширину жатки.

По поводу техники много было сломано копий. Поэтому зам. директора ставропольского института вкратце обобщил, что самый главный инструмент «ноутильщика» – это сеялка, специализированное орудие для прямого посева в необработанную почву культур сплошного посева и пропашных культур с точной нормой высева семян. Не стоит пытаться приспособить имеющуюся технику. В частности, все сеялки без култера (впереди идущего разрезного диска) для нуля не годятся. И если говорят, что по очесу нельзя работать, так как сеялка не идет, значит, агрегат на выброс.

В итоге, чтобы избежать непредвиденных обстоятельств в освоении технологии No-till, необходимо разработать четкий план перехода, в котором нужно определить календарные сроки приобретения техники, подготовки полей, обучения кадров, в том числе механизаторов, и так далее. То есть переход должен быть поэтапным и последовательным, что снизит финансовые нагрузки и защитит от многих ошибок, особенно на первоначальном этапе освоения.

Записал Иван ГОЛОВАНОВ

16.02.2017Иван ГОЛОВАНОВ  846

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.